kokos_sss
и ты будешь читать свою дохлую томную лирику?
«Псоглавцы» - это произведение Алексея Маврина (он же Алексей Иванов, который написал так расшумевшийся благодаря экранизации в российском прокате «Географ глобус пропил»), которое на первый взгляд может показаться типичным «ужастиком» о российской глубинке, о тлене и безысходности.
Сюжет закручивается вокруг иконы, на которой изображен псоглавец – некий святой с головой пса. В течение книги узнается немало различных легенд об этом мохнатом святом Христофоре, а также интересные факты о раскольничей церкви.

Трое ребят-москвичей отправляются в загадочное сталкерское путешествие в одну из забытых всеми богами деревенек, где большинство жителей уже давно потеряли человеческий облик и плавают, вернее, даже бултыхаются в каком-то особом, отличном от столичного, соку из алкоголя, тлена и безысходности.
Но книга на самом деле не про это. А про что она?
Про мистику? Если честно, до середины книги я была готова разочароваться, ожидая действительно именно второсортный роман ужасов с таинственными силуэтами о песьих головах, внезапными шумами и прочей стандартной лабудой. Но где-то к середине произведения начинаешь понимать, что никакой мистикой тут и не пахнет и что роман скорее про то, как можно легко и быстро потерять облик человека.
И герои книги, жители деревни и не только, блюющие водкой, убивающие друг друга ради спасения своей шкуры, насилующие и ворующие – они будут пострашнее и литературных образов вервольфов, и иконы печального Псоглавца, вывешенной в старой церкви.
А потом понимаешь еще одну вещь. Нет закона. То есть, есть УК и прочие подобные вещи, но все равно люди живут по правилам животного мира, следуя им с ярой фанатичностью и сгрызая все на своем пути.
«Ситуацию можно уподобить Римской империи. Есть Рим, есть варвары. На варваров законы Рима не распространяются. Кто посмеет это сделать — тот предатель. Он оскорбил Рим, уравняв варваров с римлянами. И вы это сделали, Кирилл. Вы наделили девушку-варварку правами римлянки. Вас надо наказать. Наказать за социокультурный проступок как за этическое преступление».
Оборотень – это не только пьяный деревенский бывший зэк в полузаброшенной деревне, который хладнокровно протыкает ножом своего бывшего собутыльника, чтобы спасти свою шкуру. Это может быть и ухоженная, красивая девица с заграничным образованием и парочкой квартир в наследстве, и интеллигентный мальчик из богатой семьи, который, нацепив на нос свои очки и надев выглаженную домработницей рубашечку, будет с животным удовольствием насиловать девочек, наутро появляясь на работе уже в свежей рубашке и гладко выбритый.
Потому что дозволено. Потому что это и есть грязь, когда дозволено. Это и есть зона. Зона, из которой страшно уйти, но еще страшнее в ней остаться.
«Ты боишься здесь жить? — спросил Кирилл у Лизы.
— Жить… не страшно… — прошептала Лиза. — Страшно… уйти».
А я? А что я?
«Я ушел из зоны».

@темы: книги